Имя пользователя: Пароль:
 
Поиск по сайту:

Карта сайта


СМИ об ОСАГО

Интервью руководителя Росстрахнадзора Ильи Ломакина-Румянцева

23 октября 2007

Вопрос: Сколько компаний не справилось с новыми требованиями по размещению страховых резервов и собственных средств?

Ответ: По предварительным оценкам, по состоянию на 28 сентября выявлено 216 страховых организаций, нарушивших требования по финансовой устойчивости и платежеспособности. В том числе, 123 – по Центральному федеральному округу, 8 – по Южному, 17 – по Приволжскому, 19 – по Северо-Западному, 17 – по Уральскому, 17 – по Сибирскому и 15 – по Дальневосточному.

Вопрос: Почему это предварительная оценка?

Ответ: Эта оценка получилась по итогам сведения отчетности по всем страховщикам и выявления компаний, которые имеют фактические отклонения характеристик баланса от нормативов Минфина. Но дело в том, что эти отклонения могут быть минимальны, например, недоразмещение страховых резервов в размере 1 тыс. руб. также является нарушением. Следует ли из этого, что платежеспособность страховщика всерьез под угрозой? Нет, и именно поэтому речь идет о предварительной оценке.

Вопрос: Есть ли компании, по которым ситуация уже прояснилась?

Ответ: По данным на 12 октября подготовлены и рассмотрены заключения по 107 страховым компаниям из этих 216. У 11 страховых организаций нарушений страхового законодательства не выявлено. Иногда бывают ошибки в отчетности, поскольку почти каждый отчетный квартал какая-то компания путает рубли с тысячами. А 96 страховым организациям выданы 122 предписания, поскольку некоторые «счастливчики» получили по 2 и более предписаний. При этом 9 предписаний выданы за нарушения требований приказа Минфина №90н, который регулирует соотношение активов и обязательств, 37 предписаний – за нарушение приказа Минфина №100н по размещению страховых резервов и 76 предписаний – за нарушение приказа Минфина №149н по размещению собственных средств.

Вопрос: По оставшимся компаниям будут проводиться дополнительные проверки? Когда будет окончательная картина по нарушителям?

Ответ: Проверки продолжаются, думаю, что в течение октября эта работа будет завершена. Не исключаю, что по результатам выездных проверок может выясниться, что отчетность, представленная в надзор, недостоверна. В связи с этой проблемой мы теперь начали включать в программу проверок проведение информационного аудита.

Вопрос: Каким компаниям оказалось сложнее выполнить новые требования?

Ответ: С ними не справились очень разные компании. Практически все группы страховщиков: региональные, мелкие, средние, крупные, кэптивные столкнулись с проблемами.

Вопрос: Судя по выданным предписаниям, требования по собственным средствам оказались сложнее для выполнения. Почему?

Ответ: Есть две причины. В какой-то части, наверное, правы некоторые страховые компании, говорившие об избыточной жесткости требований к активам, обеспечивающим собственные средства. Определенная часть активов, например, тех, которые раньше не имели особого значения, не принималась в покрытие. А в последнее время в связи с тем, что компании переходят «из тени в свет», их роль усилилась. Так, компании начинают показывать реальную прибыль и платить налоги, и в связи с этим становится более значимым такой актив, как авансовые налоговые платежи, который ранее не учитывался в 149-м приказе. Это неплохой актив, но поскольку раньше компании были не очень склонны показывать прибыль и платить налоги в бюджет, то эта проблема не обсуждалась. Сейчас она появилась, и мы договорились, что страховщики до конца года оценят, насколько это значимо. И вполне может быть, что этот актив появится среди учитываемых. Вторая причина заключается в том, что традиционно, отчитываясь перед надзором, страховщики показывали качественные активы против резервов, а «мусор» – против собственных средств. Сейчас ситуация такая же, поскольку у компаний, которые занимались «схемами», этот «мусор» должен где-то появиться.

Вопрос: Результаты выполнения требований оказались лучше или хуже ожиданий?

Ответ: Лучше, чем боялись, хуже, чем надеялись. Надо отметить следующее. Приказами 100н и 149н принимались нормативы раннего предупреждения, которые дают сигналы о том, что у компаний могут быть те или иные проблемы. Делать вывод о том, что компания «чувствует себя плохо» только на основании этих цифр, неверно. Для нас это основание поглубже проанализировать, на чем основывается финансовая платежеспособность и финансовая устойчивость компании.

Вопрос: Основываясь на чем тогда можно сделать вывод, что компания испытывает проблемы?

Ответ: На детальном изучении всех аспектов финансово-хозяйственной деятельности. В компании могли произойти крупные выплаты – и из-за этого возникли проблемы, в компании могли возникнуть сложности реорганизации, связанные с присоединением, поглощением бизнеса. Со всем этим нужно разбираться. Что, собственного говоря, произошло с установлением требований к собственным средствам и изменением требований к страховым резервам? Пользуясь медицинскими образами, можно сказать, что раньше мы мерили только температуру, сейчас померили еще и давление и немножко изменили градусник: раньше использовали ртутный, а теперь электронный. Остается только понять, правильно ли мы выбрали шкалу измерения: в каких единицах нужно мерить (по Цельсию или по Фаренгейту) и где поставить рубежную отметку, которая свидетельствует о том, что у компании есть проблемы. Вот этим мы сейчас и занимаемся: юстированием или калибровкой тех инструментов, которые используются для оценки финансовой устойчивости. Понимая это, мы не будем принимать резкие решения.

Вопрос: Многие называли приказы по собственным средствам и страховым резервам революцией на страховом рынке. Она свершилась?

Ответ: На мой взгляд, да. Теперь видны многие проблемы, с которыми сталкиваются страховщики.

Вопрос: Пути решения проблем вырисовываются?

Ответ: Что показывают цифры? Несоответствие обязательств и тех активов, которые есть в распоряжении компаний для их обеспечения. Чтобы вернуть это соответствие, надо либо уменьшить обязательства, либо увеличить активы. Уменьшить обязательства можно, переоценив их, проверив правильность расчета (для этого нам нужны актуарии), отказавшись от определенных обязательств, передав часть портфеля. Активы можно увеличивать, оптимизируя инвестиционную деятельность, проводя обоснованную тарифную и перестраховочную политику, сокращая издержки. Сейчас страховщики «разогнали» комиссионные, причем очень необоснованно. Надо их сокращать, особенно в обязательных видах страхования. После того как мы вместе с ФАС объяснили страховщикам, почему нельзя завышать их по ОСАГО, страховщики стали перекладывать нагрузку на каско. Источник нашли, а результат плачевный.

Вопрос: Сколько времени отведено страховщикам на устранение нарушений, что им придется сделать?

Ответ: Срок исполнения предписаний – конец года, то есть следующий отчетный период. Компании должны предоставить данные о том, что у них действительно происходит, что они собирается делать для выполнения требований приказов. Следует иметь в виду, что полученная информация уже позволила внести определенные коррективы в приказы. Например, Минюстом 10 октября зарегистрированы изменения в приказ Минфина №149н по собственным средствам. Прежде всего, это зеркальные изменения, которые аналогичны тем, что уже были внесены в июне в приказ Минфина по резервам, и которые касаются векселей банков и рейтингов эмитентов и управляющих компаний. Есть и одна существенная правка, которая оригинальна по отношению к изменениям в приказ 100н. Ранее хозяйственные активы принимались в покрытие собственных средств в размере 30 процентов от минимального уставного капитала. В новых правках норматив установлен на уровне 30 процентов от фактического уставного капитала. В этой связи компания, например, может сообщить, что в связи с принятием поправок в 149-й приказ, теперь она соответствует требованиям.

Вопрос: Тогда предписание будет снято?

Ответ: Да, конечно.

Вопрос: В каком режиме будет осуществляться контроль за страховщиками с предписаниями?

Ответ: Компании должны будут предоставить отчетность. Но мы можем также попросить предоставить промежуточную отчетность, что мы обычно и делаем. Тем более что в приказах указано, что страховщики теперь обязаны предоставлять информацию об исполнении приказов на дату запроса.

Вопрос: У компаний не возникает проблем с формированием такой отчетности?

Ответ: У бухгалтера все должно быть учтено, пассивы и активы должны учитываться на каждый день. Часто страховщики говорят, что ряд резервов невозможно рассчитать на каждый день. Это правда. Резерв произошедших, но не заявленных убытков рассчитывается на конец отчетного периода, катастрофический резерв рассчитывается особым порядком, но это все очень небольшая часть обязательств компании. Основные резервы – это резерв незаработанной премии и резерв заявленных убытков, суммарно на них приходится под 90 процентов обязательств, поэтому чтобы оценить платежеспособность компаний, нам вполне достаточно этих резервов, а они считаются на каждый день.

Вопрос: Уйдут ли полностью схемы из страхования в связи с новыми требованиями?

Ответ: Схемы становятся экономически невыгодными при новых требованиях и контроле за их исполнением. Что лежало в их основе? Против фиктивных обязательств ставились фиктивные активы. При этом система была устроена таким образом, что к отчетной дате старались минимизировать и обязательства, и активы. А новые требования высветили реальное соотношение этих активов и обязательств, снизили возможности недобросовестного страховщика прятать фиктивные активы среди тех, которые покрывают собственные средства, и обязали страховщика отчитываться в режиме онлайн. Когда закончится настройка системы контроля, схемы уйдут.

Вопрос: Ряд экспертов считают, что последние 1,5 года прошли под знаком подготовки страховщиков к продажам. Страховщики для повышения своей привлекательности для инвесторов наращивали портфель, не уделяя должного внимания своей платежеспособности, что в итоге может привести к череде банкротств. Подтверждается ли это данными отчетности? Ждать ли массовых банкротств страховщиков?

Ответ: Нет, не подтверждается. И вот, на мой взгляд, почему. Инвесторы, как наши, так и иностранные, стали умнее. Чем дальше, тем больше они начинают понимать все сложности оценки страховых компаний, тем более российских. И во многих случаях они начинают понимать, что цена покупки может быть отрицательной. То, о чем говорится в этом вопросе, было типично для нашего рынка для конца 1990-х. Страховщики пытались увеличить свою долю на рынке всеми способами и за счет этого продаться дороже. На мой взгляд, после этого произошло несколько событий, которые убедили всех, что это неправильная тактика. Надеюсь, что массовых банкротств мы избежим, хотя теоретически это возможно, но по другим причинам, связанным не столько с подготовкой к продажам, сколько с тем, что страховые компании, пытаясь продемонстрировать своим акционерам высокие результаты работы, оказались склонны к демпингу. Мне кажется, основной мотив – это желание «топов» показать, что они активно работают и захватывают рынок, либо это стремление быстро на волне роста платежеспособного спроса на страховые услуги снять сливки и попытаться уйти. Такая проблема тоже есть. На рынок приходят новые инвесторы, новая команда руководителей, и до сих пор, к сожалению, нет надлежащей системы оценки квалификации и добросовестности руководителей, нет требований к системам корпоративного управления и внутреннего контроля, нет злополучных актуариев. И это серьезная проблема.

Вопрос: А демпинг в каких видах страхования наблюдается?

Ответ: По всем видам классического страхования, по которым появился реальный платежеспособный спрос. Это не касается принудительного страхования, например, страхования при потребительском кредитовании, где, напротив, существенно завышались тарифные ставки. А в классическом страховании сейчас начинается самая бестолковая конкуренция – не качеством, а тарифами. По мнению некоторых экспертов, свою лепту вносят также «иностранцы», которые пытаются в массовых секторах «взять клиента» заниженными тарифами.

Вопрос: Минфин предлагает упростить процедуру лицензирования и максимально сократить барьеры «на входе» на рынок и сделать упор на мониторинге финансового состояния страховщиков. Вы разделяете этот подход?

Ответ: У меня есть большие сомнения по поводу предлагаемого подхода. Делать упор исключительно на мониторинге финансового состояния невозможно, весь мир идет по пути установления очень жестких требований на входе на рынок. Очень опасный тезис: «Все, кто хочет, может заниматься страхованием, а надзор должен ежеминутно все контролировать». Невозможно это, даже физически. Если мы хотим, чтобы на рынке работали ответственные страховые компании, то должны быть сбалансированы предварительный контроль, то есть контроль на входе, текущий контроль и надзор за соблюдением страхового законодательства, в том числе «на выходе», контроль, в котором принимают участие негосударственные структуры – СРО (примером может служить Российский союз автостраховщиков, осуществляющий эффективный контроль в области ОСАГО). И полагать, что все можно контролировать на основании отчетности или безгранично наращивая количество выездных проверок, просто бессмыслица.

Вопрос: Росстрахнадзор готовил поправки в закон «Об организации страхового дела в РФ». В них отражены эти идеи?

Ответ: Да. Наши предложения очень простые и точно соответствуют принципам, которые сформулировала Международная ассоциация страховых надзоров.

Во всем, что предлагается, должен быть ответ на один главный вопрос: «Для кого это делается?». Страхование существует для создания надежной защиты интересов граждан и организаций. Гражданам очень часто не нравится, что директор компании, который довел ее до банкротства, через полгода снова становится директором другой компании. Граждане хотят, чтобы человек отвечал за результаты своей деятельности в той компании. Еще они хотят, чтобы те, кто допустил создание такой компании, несли ответственность за запуск нового проекта. Граждане также хотят быть уверены, что компания, которая берет у них деньги и обещает «в лихую годину» помочь, будет надежна.

Вопрос: То есть в ваших предложений есть требования к акционерам и руководителям страховщиков?

Ответ: Да, это так. Конечно, надо ограничивать права руководства компании в сложных для компании ситуациях, чтобы не вымывались активы и не выводились средства. В этой связи очень актуален закон о банкротстве, который готовит МЭРТ и в котором предусматривается внешнее управление и блокирование активов.

Вопрос: Минфин также предлагает лишать страховщиков лицензии на основании решения суда, а не решения Росстрахнадзора. Как Вы относитесь к этой инициативе?

Ответ: Подход должен быть целостным. Если предлагается передать суду функции по отзыву лицензии, то было бы правильным и выдавать лицензии только по приговору трибунала. После этого останется передать суду функции приостановления лицензий – и весь надзор переместится из исполнительной в судебную ветвь. Может быть, там лучше будут решаться вопросы финансирования. Мы, конечно, можем ошибаться, особенно в условиях нашего законодательства. Например, законодатель написал, что страховщик должен сформировать уставный капитал, но не раскрыл, что это означает. Мы считали, что формирование капитала эквивалентно оплате уставного капитала и внесению изменений в учредительные документы, после чего в соответствии с законодательством произведенные изменения обретают силу для третьих лиц. Суд решил, что акционеру достаточно перечислить деньги на счет, видимо, не придав большого значения возможности последующего отказа в регистрации эмиссии. Стоит также отметить, что зачастую в разных судах по одному и тому же вопросу принимаются полярные решения. Это признак становления правоприменительной практики, что и предусмотрел законодатель в 35 главе Закона об организации страхового дела.

Вопрос: По мнению Минфина, «мертвые компании» с рынка уже убраны, и теперь практически каждый отзыв лицензии оспаривается в суде. Это так?

Ответ: Было отозвано более 600 лицензий, и большинство компаний не оспаривали решение надзора в суде. В том числе весьма живые и активные. А мертвых и полумертвых компаний на рынке осталось сопоставимое количество. Посмотрите на отчетность по форме 1С.

ПРАЙМ-ТАСС

К списку новостей